17.01.2020      13      0
 

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане


Дым над грязной водой

Сумгаитский мусорный полигон — это мусорная свалка площадью чуть больше квадратного километра на полпути от Баку до Сумгаита. Он появился еще в 1950-е годы и рос вместе с обоими городами.

В нескольких метрах от свалки — жилищный массив Сумгаитчай. Тут запах навоза от коровников смешивается с кислым запахом гнили. Когда мы подъезжаем к свалке, позади нас остается окраина поселка, а впереди, насколько хватает глаз, — огромное мусорное поле. Дымится и тлеет куча мусора.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

По дороге вслед за проезжающими раз в минуту грузовиками стелется пыль. Над свалкой — мутная пелена. Между горами мусора — небольшое озерцо с черной водой. Над озерцом кружат чайки.

Чисто одетые школьники — контраст с окружающей действительностью: летающими полиэтиленовым пакетами, пылью и едким дымом. Чтобы дойти до дома из школы, им приходится идти вдоль полигона несколько сотен метров. Двери некоторых домов выходят прямо на свалку.

Ильхама Джафарова, бывший нефтяник с 35-летним стажем, живет вместе с детьми и внуками в одном из этих домов. В этот день ветра нет, и ее невестка вывела ребенка «подышать» на улицу, пока есть такая возможность. Но так бывает не всегда.

«Ни днем, ни ночью дети не могут выйти на улицу из-за тяжелого запаха, — говорит Ильхама. — Много раз в день тут проезжают мусорные машины, с которых сыплется мусор и остается мокрый след. Когда экскаватор копает мусор, лучше вообще дверь не открывать, задохнешься. В каком веке мы вообще живем, что в такой ситуации оказались?!» Так было и этим летом, когда температура в Баку достигла 46 градусов Цельсия.

Дымящийся холм на фоне степей
Image caption
Тлеющий холм на Сумгаитском мусорном полигоне

В жаркие дни, когда ветер дует со свалки, жителям приходится запираться дома и плотно закрывать все окна. Но запах все равно проникает, и дети все время кашляют, рассказывает Ильхама.

Сейчас она жалеет, что два года назад продала свою комнату в общежитии в Сумгаите и купила здесь дом. Но тогда такого сильного запаха не было, говорит она, да и за те деньги, что у нее были, ничего лучшего не нашлось.

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

Удивительно, но тут продолжают строить дома — по словам местных, потому что земля у свалки дешевая. Два года назад свалка находилась дальше, и люди, потратившие деньги на начало строительства, вынуждены достраивать дома.

Местные говорят, что жаловались в министерство экологии, — люди из министерства пришли этим летом, посмотрели, обещали разобраться, но ничего не изменилось.

Чайки над степью, черным озером и мусорными холмами.
Image caption
Чайки кружатся над небольшим озером между мусорными холмами

В основном мусор сюда приводят из Сумгаита и из пригородных поселков Баку. Это одна из множества свалок, которые появились вокруг этих городов в постсоветские годы.

Баку и Сумгаит, расположенные в нескольких десятках километров друг от друга, сильно разрослись с конца прошлого века. Население Баку увеличилось с 1,7 млн человек в начале 90-х годов до 2,3 млн (данные переписи) или более 3 млн (данные Всемирного банка) сегодня — то есть почти вдвое. Разница в оценках, как объясняет экономист Губад Ибадоглу, связана с тем, что многие приехавшие из регионов на заработки живут без регистрации.

На Апшеронском полуострове, где находятся оба города, сосредоточено больше предприятий и вузов, чем во всех остальных регионах страны вместе взятых. Разница в доходах между столицей и провинцией вынуждает людей переезжать в Баку и способствовать стремительному росту города — и, как следствие, его отходов.

Столько людей, молодых и здоровых, просто похоронили

Больше всего жалоб на груды мусора поступает от жителей сельских районов, а с наступлением дачного сезона проблемы возникли и у собственников СНТ. Активисты Общероссийского народного фронта в Удмуртии регулярно проводят рейды по выявлению несанкционированных свалок. Всего на карте свалок проекта «Генеральная уборка», где жители сами отмечают места скопления мусора, сейчас 224 объекта. 76 свалок уже ликвидировали, по 168 общественники ведут работу.

В мае активисты призвали регионального оператора по обращению с ТКО ликвидировать 14 стихийных свалок. Девять свалок находятся в Глазовском районе, две – в Глазове, по одной – в Ижевске, Граховском и Балезинском районах.

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

«Региональный оператор обязан принимать меры по ликвидации несанкционированных свалок. Необходимо выяснить, на чьей территории она находится, кто её организовал, и дать время на устранение проблемного объекта. При отсутствии реакции регоператор должен очистить территорию от мусора самостоятельно, но потом может обратиться в суд с иском об истребовании денежных средств за проведённую работу», – рассказывает координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» в Удмуртии Евгений Сомов.

Кроме того, к образованию новых стихийных свалок приводит неотлаженная система вывоза ТКО. Жители Малопургинского района пожаловались на то, что мусор в их населённых пунктах не вывозился в течение недели. Переполненные мусорные баки зафиксировали в Малой Пурге, несанкционированные свалки образовались в д.

«Фактически мы увидели несанкционированные свалки, которые образовались из-за срыва графика вывоза отходов. Кроме того, видно, что за последний месяц количество мусора увеличилось и перевозчику просто не хватает техники для качественного выполнения работ», – отметил Евгений Сомов.

Истории с новыми стихийными свалками у дороги актуальны практически для каждого района Удмуртии. В соцсетях ежедневно публикуются недовольные сообщения и фотографии переполненных мусорных баков. Люди, заплатившие за услугу, хотят увидеть результат и качественную работу регоператора, но пока зловещая аббревиатура «ТКО» многими воспринимается лишь как дамоклов меч.

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

Анатолий Баташев

— Анатолий, что, на ваш взгляд, произошло сейчас в Волоколамске?

Предлагаем ознакомиться:  Займы с плохой кредитной историей

— Есть две ситуации. Первое, что от выброса пострадало большое количество людей, включая детей. Полигон, к сожалению, такой, как есть, и это целиком вина его владельцев. Обстановка накалена, и мы сейчас находимся в той опасной стадии, когда физическое насилие в экологических конфликтах из запрещенной, немыслимой вещи может превратиться в некое обычное явление.

Проблема касается не только Волоколамска, она общеподмосковная. Москва производит большое количество мусора, вокруг нее находятся огромные свалки, большинство из которых образовались еще в советское время. В современном мире мусорные полигоны должны быть высокотехнологичными объектами, а на практике это хаотичные горы мусора, откуда фильтраты, вредные вещества, которые образуются при разложении, попадают в подземные воды, в окружающие водоемы и реки, а свалочные газы в большом объеме уходят в атмосферу.

Губернатор Воробьев уже пятый год эту проблему решает, причем весьма результативно с учетом непростой ситуации. Он закрыл 25 таких чудовищных, переполненных мусорных полигонов, 15-16 полигонов осталось. Но сейчас на эти оставшиеся полигоны везется мусора в разы больше. И то, что для Волоколамска и для других городов раньше являлось маленькой свалкой на окраине города, теперь превращается в центральные полигоны для всей Московской области и Москвы.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

В итоге получается так, что на свалки везут чудовищные объемы мусора, немного пересыпают землей, и людям приходится этим дышать. Маленький городок оказывается перед чудовищным урбанистическим ужасом. Люди смиряются, пытаются входить в положение, власть обещает, что все будет хорошо, но ничего не происходит, и случается народное восстание.

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

— Но власть же понимала, что все идет к этому?

— Возникло непонимание двух систем: населения, доведенного до отчаяния, и губернатора, который хочет помочь, но помочь всему Подмосковью, потому что у него такая свалка не одна, и таких Волоколамсков, которые вот-вот готовы взорваться, как минимум 10. Кроме того, губернатор располагает объективными данными.

Сегодня Роспотребнадзор опубликовал данные, что превышений по ПДК для жилых районов они не обнаруживали. Но для людей, которые ощущают меркаптаны, это неважно. Меркаптаны – пахучие газы, которые не фиксируют приборы, ведь анализаторы анализируют воздух на конкретные серьезные ядовитые вещества. Они не очень вредные, но вызывают тошнотворные реакции. Люди оказываются взвинченными, возникают противостояния, но власть не меньше активистов хочет помочь людям.

Самое главное для граждан –  чтобы власть закрыла свалку. Но закрыть свалку – сложно юридически и практически. Власть пытается маневрировать, потому что любой владелец закрытой свалки может пойти в суд и через суд ее открыть. Люди ждут от губернатора, от министра Когана немедленных действий, улучшений, а тут сложный тернистый путь.

— Какие прогнозы можете дать? Сейчас потеплеет, не ухудшится ли ситуация?

— Прогнозы просты. Жители Волоколамска победили. Старую отработанную часть свалки закрывают. Рядом со старой частью свалки сейчас создан современный небольшой полигон (вторая карта полигона на той же территории, которая создается по проекту 2014 года), куда перенаправят часть мусорного потока, который сократят как минимум вдвое.

Старая часть свалки будет закрыта, но тут быстрых чудес не бывает. Все равно два-три месяца еще будет запах от выбросов, но рекультивация пройдет в короткий срок. И поскольку сама волоколамская свалка маленькая, ее достаточно быстро возьмут под контроль, и в какой-то момент запах уйдет.

Пакеты с мусором развеваются как флаги на фоне пыльных мусорных холмов

— А если глобально — какие перспективы у Подмосковья?

— Прогнозы глобально очень грустные. Мусоросжигательные заводы в Подмосковье, которые давным-давно анонсируются, не построены. Нужно также строить современную инфраструктуру мусорной отрасли с упором на раздельный сбор, мусоросортировку, мусоропереработку. В идеале поставить в каждую квартиру измельчители, чтобы органический мусор уходил в канализацию.

Важен экологический общественный контроль. В Московской области уже создан прекрасный институт общественных экологических инспекторов. Нужно вести с населением плотную разъяснительную работу. Люди не понимают, что такое, например, современный мусоросжигательный завод, что это серьезное решение, которое облегчит им и всем окружающим жизнь.

Владельцы полигонов хотят деньги сейчас, а дальше – хоть трава не расти. И, кстати, Росприроднадзор незадолго до передачи полигонов в область, раздал почти всем свалкам бессрочные лицензии, поэтому на мусорных магнатов теперь очень сложно давить.

— А какие изменения в обществе и в законодательстве должны произойти?

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

— Важно не откладывать мусорную реформу. Важно, чтобы в Правительстве России, в Министерстве природных ресурсов были люди, которые специально отвечают только за Подмосковье. Тут надо постоянно держать руку на пульсе, контролировать, счет ведь на дни идет. Сейчас вот весна начинается, скоро сезон срезки скосов, а Правительство еще не выпустило документ по рекультивации Кучинского полигона. А когда работать? Зимой и под аврал, нарушая европейскую технологию?

Губернатор Воробьев в 2016 году предложил прекрасную инициативу – создать в Московской области институт экологического уполномоченного. Но Мособлдума не приняла закон, который позволил бы экоуполномоченному стать реальной силой, иметь статус, аппарат.

Губернатору нужно усиливать региональное министерство экологии, где сотрудники работают на износ, приходят на работу в 8 и раньше 23 вечера домой не уходят. Нужно усилить экологические подразделения в подмосковных муниципалитетах, создать экологическую вертикаль.

— Токсикологи говорят, что еще надо выяснить, чем отравились люди в Волоколамске и что такое «свалочный» газ. Вы как считаете, почему люди пошли в больницы?

— Пошли в больницы, потому что невозможно больше терпеть, потому что у детей были симптомы. И это профессионализм учителей, мужество родителей, что они не стали замалчивать эту беду, а сразу обратились к врачам. Важно ведь не только то, что сейчас произошло, а то, что происходит хронически.

Когда мы, например, в Балашихе боролись против Кучинского полигона, я в апреле 2017 года открыл петицию людей, которые просили власть остановить химическое отравление города. Проблемы были схожие: у детей аллергия, у многих астма, рак. Все пишут: мы задыхаемся, не можем открыть окна, не можем с ребенком гулять.

В Кучино столько людей, здоровых и молодых, просто похоронили, потому что они сгорели от онкологии.  В Балашихе построили большую онкологическую больницу, ее не хватает, люди сгорают. А как работает медицина в таких случаях? Они пишут «отравление неустановленным газом». Разве трудно установить, что это свалочный газ?

Предлагаем ознакомиться:  Документы для возврата 13 процентов с учебы

А ведь жители с такой справкой могут потребовать через суды компенсацию ущерба с владельцев свалки. Мы понимаем, что из тела полигона хлещет метан в больших количествах, он вообще никак не ощущается, но люди от него задыхаются. И он является ракетоносителем для продуктов разложения, для меркаптанов, которые людей выворачивают наизнанку.

Люди, попавшие под газовый удар, в таких ситуациях должны получать своевременное и качественное лечение. Воробьев — большой молодец, что за счет бюджета области волоколамских детей этим летом отправят в лагеря отдыха, и молодец, что работает над закрытием свалок. Но эта проблема не только волоколамская.

Чья ответственность?

В министерстве экологии признают наличие многочисленных жалоб на Сумгаитский полигон: проверки ведомства показали, что мусор закапывают плохо, он часто остается на поверхности, что и вызывает неприятный запах. «На полигон попадают посторонние, которые бросают туда пластик и металл», — говорит Адиль Зейналов, заведующий сектором департамента охраны окружающей среды министерства экологии.

По его словам, у каждого полигона есть санитарная зона, в пределах которой жилое строительство запрещено, но люди с разрешения Исполнительной власти (местной администрации) продолжают строить там дома. «Мы можем только следить, чтобы полигон хотя бы не горел и не дымил, чтобы уже построившие там дома люди не страдали», — говорит Зейналов.

По его словам, проблема «тянется годами» и ведомство действует лишь в рамках своих полномочий, а именно — накладывает штрафы. В этом году на 1100 манат (около 650 долларов) был оштрафован ответственный работник полигона — за то, что мусор не был закопан, а сам полигон не был надежно отгорожен. Ответственность за ситуацию Зейналов возлагает на Исполнительную власть Сумгаита.

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

Пресс-секретарь Исполнительной власти Сумгаита Эйваз Годжаев утверждает, что жилое строительство внутри санитарной зоны запрещено. На вопрос о том, как там появились дома, он ответил: «У меня нет об этом информации. Это вы мне говорите, что там эти дома есть».

Другие представители Исполнительной власти говорят, что на месте мусорного полигона должен появиться мусороперерабатывающий завод, но когда именно — не уточняют.

По словам Зейналова, государство при поддержке Всемирного банка планирует построить по всей стране восемь санитарных полигонов, где мусор будет сортироваться и перерабатываться.

«И здесь, на Апшероне, тоже запланировано строительство полигона нового типа, — говорит он. — Также будет построено 38 перевалочных пунктов по всем регионам. И старый Сумгаитский полигон уже тогда будет закрыт». О сроках, правда, также пока не известно.

Сейчас в Москве говорят: мусор не наш

— Какой есть выход из ситуации в будущем?

— Губернатор Московской области принял несколько важных решений. Первое – переход к тотальному раздельному сбору мусора с 2019 года. Если сейчас раздельный сбор в порядке эксперимента идет в 13 городах Подмосковья, то через год 100 крупных населенных пунктов будут переведены на раздельный сбор мусора.

Идет активное обсуждение организации системы региональных мусорных операторов.  Уточняется территориальная схема по обращению с отходами в области. Это очень добротный и хорошо проработанный документ.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Но в этой схеме есть один колоссальный недостаток: нам нужна единая схема Москвы и области по обращению с отходами. Пока не будет единой схемы, получается такая ситуация: мусорные операторы собирают деньги в Москве, до области они не доходят, до области доходит только мусор. Если сейчас Москва не изменит мусорную политику, если не станет более ориентированной на человека, у нас, к сожалению, будет не один Волоколамск.

Сейчас в Москве говорят: мусор не наш, у нас есть мусорные операторы – это частный бизнес, что делают с мусором за МКАДом, нас не интересует, возможно, в Тверскую область везут. Такое ощущение, что Москва не понимает, что их мусор оседает не на Луне, а в Подмосковье, и региону очень нужна помощь. Везде, куда идут основные потоки, начинаются экологические конфликты.

«Чистый город»

Сумгаитский полигон — один из многих на полуострове. Самый большой находится у поселка Балаханы в пригороде Баку.

Люди в масках сортируют мусор
Image caption
Сортировочный завод «Чистого города» построен при поддержке государства и Всемирного банка

Сейчас в поселке Балаханы не чувствуется запаха мусора, но еще 10 лет назад здесь все было иначе. В нулевых, как рассказывают местные, у поселка было огромное поле мусора, который периодически горел, а вонючий дым накрывал поселок.

Но в 2012 году на территории нового «Промышленного парка Балаханы» начала работу компания по утилизации мусора Təmiz Şəhər — «Чистый город». Здесь мусор сортируется: часть идет на переработку, часть на захоронение, а часть сжигается здесь же, на заводе, по технологии превращения отходов в энергию (waste-to-energy) с низким уровнем выбросов парниковых газов. Руководит процессом французская компания CNIM, которая и построила завод.

«Сжигание мусора — один из худших способов утилизации отходов. Выбросы, даже при условии фильтрации, все равно большие», — говорит эколог Анар Мансуров, консультант Программы развития ООН. По его словам, есть более безопасные способы утилизировать мусор, но Мансуров признает, что строительство этого завода — значительное улучшение по сравнению со стихийными свалками, которые были здесь раньше.

Предлагаем ознакомиться:  Как рассчитывается отпуск за свой счет
Невысокий мужчина средних лет идет по мусорным холмам
Image caption
Сумгаитский мусорный полигон рос вместе с крупными городами по соседству

Урбанист Анар Велиев обращает внимание на другую проблему: до «Чистого города» двухтонным машинам с грузом зачастую приходится ехать через весь город, преодолевая по 20-30 километров за раз. Поэтому многие водители предпочитают экономить топливо, выбирая свалки поближе.

Надо находить всех загрязнителей

— Как вам удалось решить проблему с полигоном «Кучино»?

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

— «Кучино» был крупнейшим на 2017 год мусорным полигоном в России по текущему приему мусора. Он расположен недалеко от МКАДа, и туда возили отходы со всей Москвы. За два года насыпали гору 35 метров высотой. Никто даже не знает, сколько туда сыпанули мусора, не было весового контроля. Всего за полвека там захоронено 30-40 млн тонн мусора, из них треть – это последние годы.

75 тысяч жителей Балашихи живут в прямой розе ветров от полигона, еще полмиллиона страдали эпизодически. Представьте, везут тонны мусора каждый день, невозможно воняет органикой. Так как полигон старый, разлагается пластик, пакеты.

Балашиха, крупнейший город Подмосковья, возмутился. Мы сделали 40 тысяч обращений на прямую линию президента! Сейчас проделана колоссальная работа по подготовке закрытого Кучинского полигона к рекультивации, такого не было еще нигде в России. На тело полигона завезли 400 тыс. кубов грунта, чтобы он не полыхнул.

Рекультивация будет проходить два года, полигон полностью укутают в три слоя геомембраны, будут выположены откосы, будет создана система откачки фильтрата. В дальнейшем полигон станет частью большого городского парка, и балашихинский парк вдоль всей Пехорки станет одним из лучших в России.

— А куда делся мусор? Наверняка теперь страдают другие такие полигоны и города рядом с ними?

— Да, увы. Закрыли Кучинский полигон, повезли мусорные потоки на «Торбеево», на «Тимохово», на Алексинский карьер. Теперь там люди плачут. Они всегда плакали, но теперь плачут больше, потому что мусора им стали возить больше.

С другой стороны, если бы наш полигон не закрыли, у нас был бы уже не Волоколамск, у нас была бы Нарва, Полтава, что-то невообразимое. До сих пор закрытый полигон порой воняет так, что город сходит с ума. Очень тяжело было в сентябре-декабре, сейчас легче, но проблема существует.

Восточное Подмосковье задыхается, но виной тому, конечно, не только Кучинский полигон. Есть МСЗ 4, есть МНПЗ «Газпромнефти» в Капотне, есть ряд промзон. Вокруг свалок обычно образуется россыпь гадких предприятий, которые загрязняют атмосферу: мусоросжигательные, химические заводики. Они незаметны, когда свалка воняет, но когда происходит рекультивация, люди вдруг понимают, что есть еще серьезные и страшные источники запаха.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Важно комплексно решать проблему, находить всех загрязнителей. Общественность в этом готова интенсивно помогать.

«Никого не волнует»

Нередко мусор сгружается и нелегально — стихийные свалки можно найти в разных пригородах Баку. В районе Бадамдар мне рассказали, что мусор завозят к ним ночью, бросают в старый каменный карьер и сжигают. «Ходит мужичок, говорит: «Я за мусор деньги собираю», — говорит житель прибрежного поселка Пиршаги. — Непонятно, кто такой, и никаких чеков».

За пределами Апшеронского полуострова ситуация подчас еще хуже. «Мусорные свалки в регионах вообще везде, потому что законных полигонов по большому счету нет», — говорит эколог Анар Мансуров. В рамках исследования по заказу ООН он осматривал стихийные свалки на обрывистых берегах рек и в самих руслах.

«Эта проблема касается всех регионов. Я бы даже сказал, что Баку и Сумгаита это касается в меньшей степени, потому что здесь хоть кто-то что-то делает, — отмечает он. — Там природа, и эффект от этих свалок гораздо хуже, но там это никого не волнует».

Дети бегут со школы домой
Image caption
Вокруг полигона, по словам экологов, залегают отходы химических предприятий еще советских времен

Баку и Сумгаит — полупустынная зона, но и там мусорные полигоны несут риски для экологии региона. Эколог Ислам Мустафаев пять лет назад проводил анализ почвы вокруг Сумгаитского полигона; по его словам, там залегают отходы химических предприятий еще советской эпохи, содержащие, в частности, тяжелые металлы, представляющие опасность для воздуха и почвы.

Опасны и бытовые отходы. «В их составе есть и пластик, и тяжелые металлы, химические вещества, аккумуляторы и батареи, и при горении все это попадает в атмосферу, — говорит Адиль Зейналов из министерства экологии. — А с дождями все это загрязняет еще и почву. Мониторинг почвы, грунтовых вод и воздуха показал, что загрязнения на этой территории превышают нормы».

По его словам, окончательное решение проблемы полигона упирается в средства, необходимые для запуска современных проектов.

Народные средства

С видом на мусор: как соседствуют и борются со свалками в Азербайджане

Помимо финансовой составляющей, есть и другая проблема, свойственная многим постсоветским странам, — привычки и культура поведения самих жителей.

В Баку можно увидеть, как люди, проходя мимо мусорного бака, кидают в его сторону пакет — иногда попадают. Часто, впрочем, и до бака не доносят — пристроят в укромном месте по дороге, потом там образуется гора мусора. Иногда к ней присоединяются и строительные отходы — доски, гнилой паркет, разбитые унитазы.

Борются с этим народными методами так — на стенах мест, потенциально пригодных для свалки, появляются надписи вроде «Будь проклят отец того, кто бросит сюда мусор», «Да отсохнет рука того, кто…» и так далее. По моим наблюдениям, чаще всего проклятия относятся к близким родственникам (мамам, папам, сёстрам) и к частям тела.

Разноцветный заборчик вокруг тонкого деревца. К деревцу прикреплена надпись на азербайджанском языке: {amp}quot;Бросишь сюда, навредишь своему отцу{amp}quot;Правообладатель иллюстрацииРена Алиева
Image caption
Здесь в вежливой форме вспоминают отца того, кто кинет мусор в кадку с деревом

Но есть и более цивилизованные методы: молодые эко-активисты движения Green Baku собирают в городе бутылки, металл, бумагу и другой мусор, сами сортируют и отвозят во все тот же «Чистый город», а летом чистят от мусора пляжи.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Правда, это лишь капля в море. «Когда приходишь на пляж, который убирал неделю назад, и видишь все тот же мусор все в тех же количествах, охватывает такое отчаяние, будто ты ничего не делал и не старался», — вздыхает активист Орхан.


Об авторе: admin4ik

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector